Среда, 27.09.2017, 00:56
Придумай
сказку
Приветствую Вас Гость | RSS | Регистрация | Вход
Меню сайта

Block title
Статьи
Сказки, придуманные детьми
Сказки, придуманные взрослыми
Сказки, придуманные взрослыми вместе с детьми
Видео-сказки
Наши авторы

Поиск

Мнение о сайте
Оцените наш сайт
Всего ответов: 4451

Статистика

Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0

Analysis
Рейтинг@Mail.ru

Поиск

Главная » Сказки, придуманные взрослыми

Сказка с привкусом меда. Почти правдивая история для современных тинэйджеров
Автор: Юлия Павлова

Сказка с привкусом меда.
Почти правдивая история для современных тинэйджеров

Стоял жаркий июльский полдень. Ромка лежал на траве, жевал бутерброд с колбасой, запивая его «Кока - Колой» и лениво перелистывал журнал «Лучшие компьютерные игры».
«И за что мне такое наказание? – думал Ромка, - все друзья в городе остались, а мне, видите ли, нужен свежий воздух. Торчи теперь в этой деревне все каникулы. Ни компа, ни кино, мобильник и тот через раз берет. Совсем делать нечего!».
Настроение у Ромки было, самое что ни на есть, ужасное, но когда у калитки раздался голос соседской девчонки Женьки, стало понятно, что ему не везет просто катастрофически.
- Ромка! Ромашка! Ты дома? – Женька была в своем репертуаре: позорила Ромку перед всеми соседями, - чего молчишь-то, Ромулек, я знаю, что ты там.
Слушать Женьку не было больше никаких сил.
- Чего орешь? Двери открыты, заходи.
- Ромашка, пойдем купаться, продолжала издеваться Женька, - вода – супер! Давай, Ромашечка, не выделывайся, выходи!
Пришлось встать и затащить вредину во двор.
- Ты специально, что ли? И так пацаны смеются, вожусь с тобой как нянька, - Ромку аж трясло от злости, - меня зовут Ро-ман, для друзей - Ромка, и больше никаких вариаций. Поняла?
- Поняла. Но не совсем. А что такое «вариаций», Ромусик?
Ромка сжал кулаки:
- Ромка я, и все.
- Хорошо, как скажешь, Роман, - Женька томно вздохнула и закатила глаза, - Рома-а-ан, пойдемте купаться?
- Пойдем, пойдем. Откуда ты взялась на мою голову?
Взяв полотенце, Ромка, вздыхая, поплелся за Женькой к речке. Противная девчонка болтала без умолку, но Ромка ее не слушал, а продолжал дальше предаваться своим невеселым мыслям: «Почему девчонки такие липучки? Почему она именно ко мне прицепилась? В деревне ребят полно. Не у меня одного родители поклонники русского деревенского экстрима, а она ходит именно за мной, как хвост! Надоело мне вообще здесь все! С речки домой, с дома – на речку. Даже рассказать одноклассникам не о чем будет!»
- Слышишь, Ромка, - издалека донесся голос Женьки, - а сегодня ночью Серега с Лешкой собираются на пасеку к Данилычу идти, хотят ульи поджечь. Вчера Сережка на пчелу наступил, нога во как распухла! Так он на Данилыча обиделся. Орал так, что на другом краю деревни слышно было. «Почему, - говорит, - этот дед своих пчел где попало выпускает? Мог бы над пасекой сетку натянуть, чтобы его бешеные пчелы порядочных людей не кусали!». Давай спрячемся где-нибудь неподалеку, посмотрим, чего они делать станут. Небось, испугаются идти, только языками чешут.
- А ты сама-то не испугаешься? Ночью, в темноте?
- Не-а, чего бояться-то?

Перспектива ночной вылазки так увлекла ребят, что, не дойдя до речки, они свернули на пасеку, чтобы заранее найти для себя надежное укрытие и подготовить наблюдательный пункт.
Дом Данилыча стоял на самой окраине деревни. Рядом с домом находилась и сама пасека. Хозяин был крепким бородатым стариком, но точный его возраст не мог назвать ни один местный старожил. Ходили слухи о том, что Данилыч – колдун. И на самом деле, деревенские бабы обращались к нему по любому поводу: сами ли захворают, мужья ли приболеют или со скотиной какая беда приключится, - Данилыч всем помогал, от любой напасти у него снадобья имелись. Несмотря на это в деревне его побаивались и пасеку лишний раз обходили стороной.
- Это место как раз подойдет, - говорила Женька, указывая на небольшой овраг, - пасека как на ладони, а нас за березами никто не увидит.
- Вроде, правда, ничего местечко, только надо притащить лапника, чтобы не холодно ночью было на земле лежать. Пошли, наломаем.
- С вами, Ромео, хоть на край света!
Ромка поморщился, но ничего не ответил, видимо уже смирившись с Женькиными шуточками. Девчонка, что с нее возьмешь!
До леса было рукой подать, и уже через час дно овражка было выстлано еловыми ветками. Женька с Ромкой, уставшие, но довольные, любовались сделанной работой.
- Может, домой уже не пойдем? Дождемся темноты, а там и Леха с Серегой появятся? – Женьке явно не хотелось покидать так чудесно сделанный наблюдательный пост.
- Нет. До вечера еще далеко, меня бабушка искать начнет, да и подкрепиться не мешало бы. – Ромка был более рассудителен.
-Точно, - согласилась Женька,- надо и с собой что-нибудь перекусить взять. Вдруг, долго ждать придется. А когда ждешь, сильно кушать хочется. Всегда.
- Пошли пока искупаемся.
И они наперегонки побежали к речке.

* * *

До вечера время тянулось ужасно медленно. То и дело Ромка поглядывал на часы и придумывал себе разные занятия. Он даже посмотрел очередную серию нового сопливого сериала про донну Кончиту и Хуана Лопеса. Наконец во дворе послышался нетерпеливый голос Женьки:
- Ромальдиньо, ну где же ты? – Ромке стало понятно, что Женька тоже смотрела сериал.
- Чего ты орешь опять? Бабулю разбудишь! – Ромка очень разозлился. Он уже готов был отказаться от затеи идти с Женькой на пасеку, но она, видимо поняв, что переборщила, поспешно сказала:
- Ой, Ромка, не буду больше, не буду, прости. Ты готов?
- Готов, давно уже готов.
До пасеки они добежали в считанные минуты. Почему-то в темноте знакомые предметы приобрели другие очертания. Трухлявый пень стал казаться притаившимся злодеем, а колышущиеся ветви деревьев то и дело пытались схватить их в свои объятья. Ребятам было жутко. И, надо сказать, что именно этим и объяснялся факт их стремительного бега, но ни один из них не решался признаться в собственной трусости. Наконец, тяжело дыша, оба грохнулись на дно оврага.
- Ты чего так рванула? – чуть отдышавшись, заворчал Ромка,- я ведь тебе не олимпийский чемпион по спринту.
- Это я-то рванула? Да я за тобой еле-еле успела. Да и хорошо, что мы так бежали, вон, смотри, кажется, Леха с Серегой идут.
В отличие от Ромки и Женьки, Леха с Серегой догадались взять с собой довольно мощный фонарик и сейчас шли к пасеке, освещая себе дорогу и довольно громко переговариваясь.
- Да я этих пчел с детства ненавижу! – возмущался Сережка, - и почему они постоянно норовят меня ужалить? Сейчас я за все отомщу! Берегитесь, маленькие жужжащие чудовища.
- Серег, а Серег, может не надо, а? – вяло отговаривал своего друга Лешка. Было заметно, что ночной поход не доставляет ему удовольствия.
- Чего ты заладил: «не надо, не надо», колдуна этого испугался, Данилыча, что ли?
- Никого я не испугался. Да и какой из него колдун? Скорее Дед Мороз. Борода такая же.
- Хватит болтать, давай снаряжение. Будем готовиться к фейерверку.
Фонарь осветил Лешку, и стало видно, что он снял с плеч довольно большой рюкзак и стал доставать снаряжение: шляпы с москитными сетками, черные кожаные перчатки и что-то наподобие факелов – две палки, с намотанной на концах рогожей. Надев шляпы, перчатки, и вооружившись палками-факелами, мальчишки двинулись к ульям.
- Серег, я тебя в последний раз прошу, давай вернемся, - снова заныл Лешка.
- Отступать не в моих правилах! – Серега был настроен решительно, - Бетмен форевер1! Что означает: русские не сдаются! И пусть противный старикашка знает, что мы не боимся ни его пчел, ни его колдовства. В атаку!
Женька с Ромкой смотрели во все глаза.
- Ромка, а вдруг их пчелы до смерти зажалят?- прошептала Женька, даже забыв про свои постоянные шуточки, - и пчел жалко, ведь Серега не остановится, пока все ульи не подожжет.
- Давай…
Но Ромка не успел высказать свое предложение. В это время в доме Данилыча загорелся свет, и на пороге показался сам пасечник с каким-то предметом, похожим на гранатомет из современных боевиков. Медленными широкими шагами Данилыч начал приближаться к поджигателям.
1 Бетмен навсегда - искаженный англ.
- Круто! «Терминатор» часть шестая! – выдавил из себя Ромка, а у Женьки, что называется, «отпала челюсть». И, что самое странное, - она молчала.

Старик все ближе подходил к остолбеневшим мальчишкам. Фигура пасечника была настолько огромной, что, казалось, закрывает собой дом, а длинные седые волосы, развивающиеся на ветру, делали его похожим на героя фильма ужасов.
- Бегите, бегите! – шептал в своем укрытии Ромка. Но Сережка с Лехой не могли его услышать. Они стояли на месте и во все глаза смотрели на Данилыча.
- Пчел моих захотели извести? – пробасил пасечник. Его голос в ночной тишине грянул словно гром, - Ну, я вам покажу! Навсегда отучитесь пакостить!
Он снял с плеча свой гранатомет и направил его на трясущихся от страха мальчишек. Вспыхнул яркий свет, и в это же мгновение ни Лехи, ни Сереги не стало. Они пропали. Испарились, будто бы их и не было.
- Бежим, бежим скорей! – первой очнулась Женька, - ты видел? Он их сжег! От них одни головешки остались! Бежим в милицию!
- Да подожди ты, - Ромка не мог поверить своим глазам, - он не мог их сжечь! Огня-то не было! А в милиции ты чего скажешь? Данилыч выстрелил в пацанов из гранатомета? Да кто тебе поверит?
А Данилыч стоял и смотрел в землю, то и дело качая головой, будто бы сожалел о содеянном. В какое-то мгновение он повернулся и заметил убегающих Ромку и Женьку, но не сделал никакой попытки их остановить, лишь печальная улыбка промелькнула в его косматой бороде.

* * *

Ромка долго ворочался, отгоняя от себя мысли о Сереге и Лехе. Лишь под утро он забылся тревожным сном, то и дело вскрикивая.
Уже около полудня бабушка решилась разбудить его:
- Ромочка, просыпайся дорогой. Не заболел ли? День уж на дворе, а ты все спишь и спишь.
- Все нормально, бабуль, - нарочито бодро ответил Ромка, просто долго вчера уснуть не мог.
А около калитки уже стояла Женька и с каким-то отчаянием в голосе звала:
- Рома, Ромка, ты спишь, что ли?
«Странно, - подумал Ромка, - даже имя мое не исковеркала. Наверняка еще что-нибудь случилось».
- Вставай, жених, прихорашивайся, - пошутила бабушка, - а я пока Женечку молочком парным угощу.
Ромка нехотя встал с кровати и поплелся к умывальнику. С Женькой встречаться у него не было никакого желания. Втравила его в историю! Сейчас бы спокойно почитывал бы себе журналы, да жевал бутерброды. А теперь что делать? В милицию не пойдешь – засмеют. А Лехиных родителей встретишь или Серегину бабушку, как им в глаза смотреть? Подойти и сказать: «Я видел, как ваши дети пропали. Их Данилыч убил». Не поверят. А Данилыч где-нибудь подкараулит и - бац - был Ромка, и нету!
Женька залпом выпила стакан молока и теперь нетерпеливо ерзала на стуле, ежесекундно поглядывая на часы:
- Почему же Рома так долго копается? – спросила она у бабушки, - нам уже идти пора!
- Куда это нам идти пора? – Ромка застыл в дверях кухни, испугавшись, что Женька надумала идти разбираться с пасечником.
- Да тебя дедушка мой звал, ему помощь нужна.
- Конечно, Ромочка, идите, - засуетилась бабушка, - зачем человека ждать заставлять.
Ромка переводил взгляд с бабушки на Женьку, которая подмигивала, показывала глазами на дверь и делала непонятные знаки руками.
- Ну… если надо, тогда пошли.
- Да-да, пошли, дедушка уже заждался.
Не успели они выйти из кухни, как Женька зашептала скороговоркой прямо Ромке в ухо:
- Чего ты копаешься? У нас дома с самого утра Данилыч сидит. Заперлись с дедом в комнате и бубнят. Я пыталась подслушать, но не понятно ничего. А с полчаса назад дед вышел и говорит: «Веди, - говорит, - Ромку своего сюда. Собирать вас будем в дорогу». Ром, я ничего не понимаю! Получается, что дедушка мой с Данилычем заодно, - Женька уже ревела, размазывая по щекам слезы, - куда они нас отправить собираются? Преступники всегда ненужных свидетелей убирают! Я боюсь!
- Перестань реветь, раньше надо было думать, - Ромка и сам был готов заплакать, но не мог показать девчонке свою слабость.
- Когда раньше-то? – неожиданно спокойно произнесла Женька, - раньше ты и сам из себя Джеймса Бонда корчил.
Они продолжали переругиваться до самого Женькиного дома, но около калитки внезапно оба замолчали и в нерешительности остановились. Прошла минута, вторая, третья, но никто не решался первым войти во двор.
- И долго вы будете стоять? – ребята вздрогнули, услышав насмешливый голос Женькиного деда, Петра Григорьевича. Только сейчас они заметили, Петр Григорич и Данилыч уютно расположились на террасе и пьют чай с густым золотистым медом. Эта картина так не соответствовала настроению Ромки, который готовился к самому худшему, что он, забыв про гордость, зарыдал. Вслед за ним принялась голосить и Женька.
Старики переглянулись и многозначительно улыбнулись друг другу.
- Ну, хватит уже, - мирно сказал Данилыч, - проходите, чайку попьем, да поболтаем.
Несмело ребята прошли за стол. Петр Григорьевич принялся потчевать их чаем, а Данилыч начал рассказывать. И чем дольше продвигался рассказ, тем больше успокаивались Ромка с Женькой, и светлели их лица.
Еще будучи совсем молодым, Данилыч занялся пчеловодством. Друзей у пасечника не было, и все свободное время он проводил, изучая своих маленьких крылатых питомцев. Шли годы, с возрастом Данилыч становился все более угрюмым, но наедине с пчелами – преображался. Он изучил жизнь пчелиного роя, повадки пчел и, что самое необычное, выучил пчелиный язык! Несколько раз его пчелиные ульи пытались украсть. Пасечнику всегда удавалось спасти рой, потому что он слышал и понимал тревожное жужжание своих подопечных. В конце концов, старику надоело постоянное посягательство недоброжелателей, и он решил навсегда избавиться от них, придумав радикальное средство. Недаром Данилыч слыл колдуном. Ему удалось создать такое вещество, которое при попадании на человека уменьшает его! Но это еще не все! Попадая в кровь, вещество частично превращает человека в пчелу! Процесс можно и обратить, но для этого надо капнуть на пчело-человека так называемым противоядием.
- Так вот куда делись Леха с Серегой! Они не умерли! Ура! – Женька принялась исполнять какой-то ритуальный танец племени мамбо-рамбо.
- Ура, да не ура, - приуныл Данилыч,- я их потерял. Ведь они на пчел стали похожи. Увеличу, да не тех.
- Поэтому мы решили отправить вас в командировку, - включился в разговор Петр Григорич, - уменьшим вас, вы найдете мальчишек, выйдете из улья, и мы вас увеличим. Все просто, как дважды два!
- Я согласна! – Женька была готова на любую авантюру. Но Ромка, который уже один раз пошел у нее на поводу, не торопился соглашаться.
- А если мы тоже потеряемся? Кого вы тогда пошлете нас вытаскивать?
Данилыч погладил бороду, достал из кармана маленькую коробочку и положил ее на стол.
- Вот. Я тут рацию смастерил.
Он открыл крышку, но ребята ничего не увидели. Тогда, к изумлению ребят, старик поднес лупу и указал им на дно коробочки. Там лежала рация! Да не простая, а с булавочную головку! Но выглядела она как настоящая!
- Просто супер! – Ромка не мог оторвать глаз от рации, - и что, она работает?
- Работает, не сомневайся! А для экстренной связи я дам вам специальную краску. Она без запаха, чтобы пчелы не учуяли. Оставите метку на видном месте, я увижу и приму экстренные меры.
- Какие? – в один голос спросили ребята.
- Этого я вам не могу сказать, секрет фирмы! Но помните: краска на самый крайний случай!
- Ну что, герои, согласны? – с улыбкой спросил Петр Григорьевич, - решайтесь! Может быть, в этот момент кто-нибудь или что-нибудь угрожает жизни вашим друзьям.
- Хорошо, мы согласны, - за двоих ответил Ромка.

* * *

Через час на пасеке ребята получали последние указания. В карманах у Ромки лежали миниатюрный баллончик с краской и коробочка с рацией. Данилыч держал наготове свой гранатомет.
- Первый сеанс связи сразу же по завершению превращения, - инструктировал Петр Григорьевич, - второй – в двадцать один ноль – ноль, а дальше – через каждые четыре часа. Если в течение восьми часов не выходите на связь, то мы ищем метки, но думаю, что до этого не дойдет.

Тут неожиданно Данилыч хлопнул себя по лбу:

- Вот я старый дурак! Чуть не забыл вас предупредить! После превращения вы будете понимать язык пчел и сами говорить только на их языке. Не бойтесь, это пройдет, когда вы снова станете обычными детьми. Вроде все. Если потребуется какой-нибудь совет, выходите на связь, не дожидайтесь положенного времени. Готовы? Раз, два, три!
Сноп белого света вырвался из дула чудесного прибора, и на ребят пролился мелкий дождик какой-то жидкости. В тоже мгновение они почувствовали, что проваливаются в бездну.
Все превращение заняло доли секунды, и сейчас Ромка с Женькой, широко раскрыв глаза, с удивлением смотрели друг на друга.
- З-з-здóрово, - сказала Женька и засмеялась. Речь звучала как жужжание, но Ромка ее понял.
- Женька, гляди, у нас и крылья есть! Мы можем летать! – Ромка поспешил опробовать свои крылья и сделал круг над Женькой.
- Погоди ты с крыльями. Забыл, что нам на связь выходить надо?
- И точно, совсем забыл. Все так странно!- он посмотрел на коробочку, которая теперь была размером с кирпич, и достал рацию,- Данилыч, прием, это Роман.
- Прием, прием,- услышав искаженный голос Данилыча, ребята радостно засмеялись, а Женька начала хлопать в ладоши.
- Все просто супер! – закричала Женька.
- Летите на прилетную доску. До связи. И удачи!
Невероятное чувство охватило ребят. С одной стороны страх перед неизвестностью, с другой – восторг от неожиданного приключения. Переглянувшись, они взмыли в воздух. Сначала полет был неуверенным, но через несколько минут, ошеломленные неизведанными ранее ощущениями, Ромка и Женька уже кувыркались в воздухе.
- Женька! Я летаю! Я первый в мире человек - пчела, супер-пчела, пчело-мен!!!
- Эй, люди, мы лети-и-им! Мы – пчелы!!!
Первым вспомнил о том, что они «на задании» Ромка:
- Женька, я вижу прилетную доску.
- Поняла. Спускаемся.
Стоя на прилетной доске, ребята очень долгое время слушали необычный гул, непрерывно доносившийся из улья, и смотрели на пчел, которые беспрестанно, с деловитым видом сновали туда – сюда.
- Пошли что ли? - неуверенно предложил Ромка.
- Что ли пошли, - нарочито бодро откликнулась Женька, но было видно, что она очень боится.
И они шагнули внутрь улья, навстречу неизвестности. Почти сразу ребята натолкнулись на злых и недоверчивых пчел - сторожей, которые ощупали их своими усиками. Наконец путь внутрь был открыт.
- Эй, вы чего топчитесь? – подлетела к ним пчела, которая своим внешним видом напомнила Ромке учительницу по математике, - что-то я вас раньше не видела! Вы кто: санитары, приемщики, строители или летные?
- Тори, отстань от них, - перебила ее пчелка поменьше, видимо она была младше, - они, наверное, из свиты. Видишь, стоят, ничего не понимают. Видно срок службы в свите у них кончился. Теперь они к нам попали, а определиться никак не могут. Я правильно говорю?
- Женька, про что это они? - торопливо зашептал Ромка на ухо Женьке, - Мы пропали! Эх, зря я биологию не учил, знал бы сейчас, что ответить.
- Спокойно, Ромуальдос! Я вас спасу, - Женька подмигнула растерявшемуся Ромке и с улыбкой заговорила с пчелами, - да, мы из свиты. Только сегодня сменили профессию. Но как-то так получилось, что мы забыли, чем нам надо заниматься. Может, вы нам поможете?
Тори прищурила глазки:
- Странно, что вы забыли. Обычно все пчелы знают, какая работа им предстоит. У нас, пчел, это в крови!
Ребята растерялись. Неужели их с позором выгонят из улья? Но неожиданно им на помощь пришла младшая из пчел:
- Тори, прекрати! Даже наша королева Тори-тентори иногда забывает о своих обязанностях, что уж про простых рабочих пчел говорить! – пчелка повернулась к ребятам и деловито продолжила, - сейчас разберемся! Кстати, меня зовут Тимми, это Тори. А вас как называть?
Ребята представились, и Тимми продолжила свою речь:
- Так вот. Как только пчелка вылезает, она сразу же принимается чистить ячею, в которой сидела, пока та не заблестит, потом идет искать другую ячейку, третью и так несколько дней подряд. В один прекрасный день у нее изо рта капельками начинает выступать молочко – ценный и питательный пчелиный корм. Тогда пчела попадает в свиту. Ей выпадает честь кормить королеву – матку, которая откладывает личинки. Постепенно молочко пропадает, пчела уходит из свиты и становится строителем. На брюшке у строителей растут крохотные пластинки воска. Пчелка начинает снимать с себя вощинки, разжевывает, разминает и прилепляет к недостроенной стенке ячеи. Потом, когда восковые пластинки перестают расти, пчела из строителей переквалифицируется в приемщицы. Тут уже она может выбирать, что принимать от летных: нектар, пергу – цветочную пыльцу, без которой пчелы не могут прожить или воду. Когда слишком жарко, воду разбрызгивают в улье, а еще ею разбавляют корм для детвы. Затем каждая пчела должна поработать санитаром: тщательно выметать и выбрасывать из улья всякий сор. В жаркие часы дня пчелы - санитары становятся вентиляторщиками. Они поворачиваются спиной к летку, поднимают брюшко и начинают бить по воздуху крыльями. В последние дни перед вылетом из улья пчела становится сторожем. Она не должна пропустить в улей ни одного чужака! Только тогда, когда пчелка пройдет все эти ступени, она становится летной. Вы на каком этапе остановились?
Женька наморщила лоб и поскребла затылок:
- Надо подумать. Мы почти уже вспомнили, чем должны заниматься.
- Вы думайте быстрее и принимайтесь за работу, - тоном Ромкиной учительницы по математике сказала Тори, - мы тоже полетим, дел много. Увидимся! Пошли, Тимми!
Когда Тори и Тимми скрылись из виду, ребята принялись торопливо разрабатывать план поиска горе-разбойников Сереги и Лехи.
- Значит так, - взяла инициативу в свои руки Женька, - они должны находиться там, где не надо работать, потому что, только в этом случае на них меньше всего обратят внимание. Все пчелы заняты определенным делом и знают своих напарников, так сказать, в лицо. Поэтому вариантов два: или они спрятались где-то в улье, что мало вероятно, или… Ромка, а ты вообще что-нибудь знаешь о пчелах?
- Ну…,- Ромка нахмурил лоб, показывая, что он напряг всю свою память, - ну, я знаю, что они добывают мед, что у них есть матка, а еще в улье есть трутни. Они не работают, а только едят. Меня бабушка всегда трутнем называет, когда я ей помогать отказываюсь. Сама понимаешь, иногда так лень что-нибудь…
- Да подожди ты тараторить, - перебила его Женька, - трутни! вот кто нам нужен! наверняка Сережка и Леха с ними! Мальчишки почти сутки ничего не ели, а трутней ведь кормят рабочие пчелы!
- А ты знаешь, где эти трутни находятся? В улье или по воздуху целый день порхают? Где их искать?
- Знаю я, где их искать! Около приемщиц, ведь только там можно поесть!
И ребята ринулись к приемщицам, не заметив, что за ними внимательно наблюдают Тори и Тимми.
Серега и Леха оказались на прилетной доске и чувствовали себя как дома. Они тыкали куда-то пальцами и хохотали, утирая слезы. Когда Ромка и Женька подошли ближе и увидели, над чем смеются мальчишки, то от неожиданности остановились. На прилетной доске танцевала пчела! Именно танцевала! Она выписывала восьмерки и виляла брюшком, постоянно жужжа при этом. Ее обступили другие пчелы, некоторые даже стали повторять странный танец.
- Гляди, Ромкин, танцуют! – восхищенно прошептала Женька.
- Да вижу я! Эти двое тут целую дискотеку устроили, - Ромки кивнул в сторону веселящихся приятелей.
- Да ничего ты не понимаешь! Это – пчела – разведчица. Танцем она рассказывает, что нашла нектарное месторождение. Смотри: танцует легко, весело, значит, местечко что надо, добыча будет богатая! Восьмерки и виляние брюшком означают то, что нектар далеко, - Женька прищурилась и подмигнула, - что не понятно, Ромштайн?
- Ты это чего, ты это как, - Ромка неопределенно покрутил в воздухе рукой, - телепатка, что ли?
- Эх ты, деревня! Я на кружок хожу в школе, по биологии. Неуч!
Ромка обижено засопел. Какой он неуч! Он, может, компьютерный гений! Почему эта выскочка Женька всегда утирает ему нос! Ему! Самому красивому, умному, смелому… Размышления Ромки были прерваны криком Сережки. Оказывается, Женька уже подошла к пацанам, а Серега ее не узнал и сейчас орал как сумасшедший:
-Отойди! Отойди от меня! Я пчела, з-з-з, видишь, у меня и крылья есть. Помогите, убивают!
- Чего ты орешь, успокойся, слабонервный ты наш, - Женьку забавляла эта ситуация и она решила немного поиздеваться над Серегой, - что-то жужжишь ты как-то странно. И куда только сторожа смотрят. Надо их позвать, пусть изжалят тебя всего!
-Женька, перестань, - подоспел на выручку Сережке Ромка, - Серега, Лешка, это же мы, Женька и Ромка, нас Данилыч послал. Мы ему помогаем вас отсюда вытащить.
Леха подошел вплотную к Женьке и стал внимательно ее разглядывать.
- Серег, вроде они! Точно! Это Женька! А я думаю, что это мне ее мордашка знакома!
- Это у тебя мордашка! – обиделась Женька.
- Да ладно тебе, - Серега очертил рукой круг вокруг своего лица, - лицом же это трудно назвать. Больше на пчелиную физиономию смахивает.
Ромка расхохотался:
- Никогда бы не поверил, что увижу вас в таком виде!
- Я бы тоже не поверил, - Серега уже успокоился, - а мы здесь хорошо устроились - такая чудная компания подобралась и еды море! Пойдемте, я вас сейчас со всеми познакомлю.
Вся компания приблизилась к группе трутней, сидевших тут же, на прилетной доске:
- Это Тили, это Таки, это Тони, а это – Томми. Томми – самый лучший из трутней, прикольный до ужаса! Знакомьтесь, ребята, это – наши друзья, они прилетели нас спасать, думали мы здесь совсем пропали!
Томми пробасил:
- Очень приятно, располагайтесь. Сейчас нам поесть подадут.
В это время на прилетную доску опустилось несколько пчел. Трутни ринулись к ним и получили по капле прекрасного сладкого нектара. Ромке и Женьке досталась перга - желтоватые комочки пыльцы, которые пчелы переносят в специальных углублениях на задних лапках. От перги исходил свежий и чистый запах цветов. Женька и тут не упустила возможности поумничать:
- Пчеловоды прикрывают леток специальной сеткой и вынимают пергу из пчелиных карманов. Теперь мы с тобой никогда болеть не будем, настолько этот пчелиный хлеб полезен!
Ромка хотел было как-нибудь съязвить, чтобы поставить на место неугомонную выскочку, но неожиданно к ним подлетели Тори и Тимми.
- Вы еще здесь? Бездельничаете? – недовольно проворчала Тори, - полетели за взятком, день уже в разгаре, работать пора, вы же не трутни!
Тимми хихикнула:
- А может и трутни, они ведь у нас память потеряли!
Чтобы прекратить разговор Женька воскликнула:
- Конечно, полетели! Серега, Лешка, вы с нами?
- Нет, мы с Томми останемся, лениво отозвался Серега. Леха кивнул и похлопал себя по животу, показывая, что объелся:
- Мы на солнышке погреемся, подождем, пока еда уляжется, поболтаем о нелегкой жизни трутней.
Женька с сожалением покачала головой. Ребята взмыли в воздух.

* * *

Ярко светило солнце, воздух был пропитан запахом трав и цветов. Ребята летели, и ощущение было сказочное! От восторга хотелось кричать, но нужно было беречь силы, ведь взяток находился довольно далеко от улья. Тори скомандовала «спускаемся» и путешественники оказались на цветущем лугу. Тимми принялась летать с цветка на цветок, то и дело повторяя:
- Хороший взяток, нектара глоток,
Будет мед душистый, вкусный, золотистый!
Маленькая пчелка радостно кружилась в воздухе, ее крылышки переливались на солнце всеми цветами радуги. Женька так засмотрелась на Тимми, что оступилась и упала с цветка, но, к своему удивлению, не долетела до земли, а повисла в воздухе. Сначала она обрадовалась тому, что не пришлось считать синяки, но вскоре обнаружила, что не может двигаться.
- Ромка, Тори, Тимми, на помощь! – закричала Женька. Ее глаза наполнились слезами. Паутина! Вот куда она угодила! В отчаянии Женька стала барахтаться в воздухе и запуталась еще сильнее. И тут она заметила своего убийцу. Он неторопливо приближался к жертве, и, казалось, злорадно ухмылялся.
Первым заметил пропажу подруги Ромка.
- Эй, Тори, Тимми, Женька пропала! Только что была здесь, и вдруг – раз - и нету!
- Лети и смотри вниз, - распорядилась Тори, - наверняка она упала с цветка.
И они медленно полетели к тому месту, где минуту назад стояла Женька.
- Нашла! Нашла! – закричала Тимми, - ой, какой кошмар! Какой здоровый паук! Ромка, быстрее, он уже близко!
Ромка рванул вперед. Он хотел сразу же наброситься на злодея, но вовремя спохватился: ведь теперь паук больше него ростом! Что же делать? Ромка слышал Женькин нечеловеческий крик и наблюдал за тем, как беспощадный убийца все ближе приближается к, ставшей сейчас такой родной, беззащитной Женьке. На мгновение ему показалось, что паук уже высасывает из девчонки кровь, а она сдувается как воздушный шарик и становится похожа на резиновую маску. Но Ромка тряхнул головой, и наваждение исчезло. Он уже знал, что надо делать.
- Тимми, помоги мне! – вместе с Тимми они ухватились за стебель какого-то цветка и попытались сломать его. На помощь подоспела Тори. Но противный стебель никак не хотел поддаваться.
- Все, конец! – с безнадежностью в голосе сказала Тори.
- Какой конец! – Ромка разозлился на эту «учительницу» Тори и со злости так рванул стебель на себя, что тот сломался! – Втыкаем его между Женькой и пауком!
Ромка, Тимми и Тори принялись раскручивать стебель, тем самым, наматывая на него паутину. Женька упала на землю, а испуганный паук вынужден был с позором бежать с поля боя.
- Ура! Тимми победила паука! – ликовала Тимми.
А в это время Тори и Ромка освобождали от липкой паучьей сетки несчастную Женьку.
- Хватит реветь, - проворчала Тори, - нам надо приниматься за работу. Время прошло много, а мы так ничего и не собрали!
Женька все еще находилась в шоке от происшедшего. Она стучала зубами и то и дело всхлипывала. У Ромки от жалости вдруг сжалось сердце. Он обнял противную девчонку и предложил, стесняясь самого себя:
- Ты, это…, посиди, я за двоих поработаю.
И улетел, так и не взглянув в глаза Женьке.

* * *

Через несколько часов, еле живые от усталости, ребята опустились на прилетную доску.
Серега с Лехой все еще веселились в компании с Томми. Угрюмый Ромка посмотрел на них исподлобья:
- Все развлекаетесь? А мы тут, между прочим, из-за вас оказались! Да еще и вкалывать должны! – Ромка обиженно засопел и демонстративно отвернулся от мальчишек.
- А мы вас сюда и не звали! – обронил Серега, - мы, может, тут остаться хотим! А че, жизнь – супер! Целыми днями лежи, да сладостями обжирайся!
- Серег, а я уже домой хочу, - не согласился Леха, - тут, вроде, хорошо, только скучно так всю жизнь прожить, ничего не делая. Давай, Ромка, вытаскивай меня отсюда!
- Предатель! – Сереге стало обидно до глубины души, что лучший друг не разделяет его мыслей, - сейчас как дам в глаз, будешь знать, как друзей предавать!
- Хватит вам ругаться! – вмешалась Женька, - еще не хватало, чтобы вы здесь передрались! Садись, Ромка, отдохнем. Сколько мы с тобой на солнцепеке жарились? А здесь хорошо, ветерок обдувает.
Ромка сел так, чтобы не видеть мальчишек. Прохладный ветерок дул в лицо, и пах медом. Несколько минут понадобилось Ромке, чтобы понять, что что-то не так. Он оглянулся вокруг и понял! Ветер–то дует из улья! Женька напротив, не была удивлена, а специально выбрала такое место, чтобы ее обдувало со всех сторон. Сейчас она наблюдала за Ромкой и не могла упустить возможности похвастаться своими знаниями:
- Чего ты крутишься? Ведь Тимми уже немного рассказывала про пчелиную вентиляцию. А еще, так пчелы сушат нектар. Ведь он почти как вода, когда добыт из цветка, а мед густой, тягучий. Солнце греет – улей выпаривает влагу, а пчелы гонят ее наружу.
- У нас – кондиционеры, а у пчел вентиляторщицы, - подвел итог рассказу Лешка.
И тут как всегда неожиданно появилась Тори:
- Ну что, вспомнили, какая у вас специализация? Нет? Тогда живо замазывать щели прополисом!
Ромка толкнул Женьку в бок и шепотом спросил:
- Ты у нас самая умная, может, знаешь, что такое прополис?
- Конечно, знаю, я ведь не ты, не только журнал «Компьютерные игры» номер пять за свою жизнь прочитала.
- Ладно, не злись, - примирительно сказал Ромка, и Женька зашептала:
- Прополис – это пчелиный клей. Его пчелы собирают с деревьев, когда из клейких почек вылезают молодые листочки. Добывать прополис – каторжная работа! Часами сидит пчела на дереве, отдирает клей такими маленькими кусочками, что еле в микроскоп разглядишь. А его надо много! На зиму пчелы заклеивают потолок, леток и оставляют лишь узкий проход. Зато улей может хоть сколько угодно находиться под дождем, под снегом, но в нем никогда не заведется никакой заразы! Как в рекламе: «Прополис убивает все вредные микробы наповал!»
- Круто! – восхитился Ромка, - эй вы, трутни, Серега, Леха, пошли с нами, поможете в ремонтных работах!
- Не-а, не пойдем, - Серега оставался верен своему принципу «ничегонеделания», - подождем нектар, поедим, а потом и вздремнуть надо, - он, нахмурившись, посмотрел на Лешку и с вызовом спросил, - да, Леха?

Лехе оставалось только кивнуть, ведь никто не хочет прослыть предателем! Мальчишки продолжили свое общение с Томми, а Женька и Ромка поспешили за Тори внутрь.
Ребята трудились наравне с пчелами: очень тщательно, стараясь не пропустить даже самой маленькой трещинки, покрывали улей пчелиным клеем. К вечеру от сладких запахов улья у Женьки начала раскалываться голова.
- Ромка, давай выйдем на улицу, мне плохо! – захныкала она.
- Пошли, только не ной, - Ромке все еще было стыдно за свои объятья на лугу, а еще за то, что ему и сейчас хотелось успокоить и защитить маленькую Женьку, поэтому он старался разговаривать с ней как можно грубее.
Выйдя на прилетную доску, несколько минут ребята с закрытыми глазами вдыхали полной грудью свежий вечерний воздух. Только сейчас они в полной мере почувствовали, насколько устали. Хотелось просто лечь, раскинув руки, смотреть в вечернее небо и молчать. Но этим мечтам не суждено было сбыться.
- Серега, я его держу! – донесся до них Лешкин крик. Ребята открыли глаза и увидели огромного жука–бронзовика. На нем, как на коне восседал Леха. Сначала Ромка решил, что мальчишки нашли себе новую забаву, но через мгновение понял – это не игра! Женька подтвердила его мысли:
- Ромочка, смотри, Сережка под жуком! Быстрей, ты смелый, ты его спасешь!
Ромка со всех ног ринулся на врага. Единственное оружие, которое у него было – баллончик с краской Данилыча. Не задумываясь ни секунды, он направил струю краски в черные пустые глаза–бусины. Сначала жук, казалось, ничего не почувствовал, но вскоре стал отчаянно качаться из стороны в сторону. Серега встал и побежал внутрь улья, Лешка слетел с бронзовика и ударился об стенку, Ромка, боясь, что жук может невзначай наступить на него, сделал шаг назад и полетел с прилетной доски вниз. От страха он забыл, что умеет летать и, кувыркаясь в воздухе, приближался к земле, рискуя разбиться насмерть. Ромка зажмурился.
Вдруг, чьи-то лапки бережно обняли его и подняли на прилетную доску. Еще несколько минут Ромка не мог прийти в себя.
- Эй, воин, ты жив? – услышал он у себя над ухом жужжание Тори.
- Тори, ты спасла мне жизнь!
- Всегда пожалуйста, обращайся!
- А где остальные? Все живы?
- Сам посмотри, - усмехнулась Тори.
Ромка обернулся и присвистнул, в очередной раз удивляясь пчелиным способностям: на бронзовике броня как на танке, ему жала не страшны, но пчелы–сторожа облепили его сплошным клубком. Не уйти теперь жуку!
Леха потирал ушибленную голову, а Сережка (о чудо!) плакал над лежавшим Томми и умолял его:
- Томми, дружище, очнись, не умирай, пожалуйста! Помнишь, как мы весело смеялись? Давай, вставай!
Словно услышав его мольбы, трутень зашевелил усиками. Серега обнял его и поцеловал в мохнатую щеку. Ромке стало вдруг весело как никогда в жизни. Он захохотал. За ним засмеялась Тимми, потом Женька и Леха залились веселым смехом, даже Тори улыбнулась, забыв про свое вечное ворчание. А Серега смотрел на них, хлопая глазами, и повторял: «Вы чего? Чего смеетесь-то?»
За рекой садилось солнце. Кончался самый необычный день. Пора было выходить на связь. Не переставая смеяться, Женька обратилась к Ромке:
- Ромыч, где рация-то, сейчас Данилычу все расскажем!
Ромка сунул руку в карман, но рации там не было. Он стал хлопать себя по другим карманам, в надежде на то, что переложил ее и забыл. Рация как в воду канула. Ребята разом перестали смеяться.
- Ты что, потерял рацию? – Женькины красивые шоколадные глаза наполнились слезами, - как же мы теперь домой попадем?
- Наверное, когда я падал, она вывалилась. Надо поискать, - Ромка виновато посмотрел на друзей.
- Да ладно тебе, Ромыч, ты ве
Категория: Сказки, придуманные взрослыми | Добавил: admin (08.02.2010)
Просмотров: 463 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1  
спасибо за интересный блог

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
     
  Придумай сказку © 2010-2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz